Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Мир Политики

Четверг, 17.08.2017
Главная » 2013 » Апрель » 17 » Россия - Украина: Угрозы и сопли Кремля.
02:07
Россия - Украина: Угрозы и сопли Кремля.
В интервью УНИАН советник президента России Сергей Глазьев попытался объяснить, почему Украине стоит примкнуть к Таможенному Союзу, какими будут ее торговые отношения со странами СНГ, если это не произойдет, и какие, по его мнению, Украину без ТС ждут катаклизмы.
Сергей Глазьев до недавнего времени занимал пост ответственного секретаря Таможенного союза (ТС) и принимал непосредственное участие в формирования этого экономического объединения в формате России, Беларуси и Казахстана. Глазьев прямо увязывает реализацию совместных проектов в высокотехнологических сферах с вступлением Украины в ТС, однако не объясняет, почему Россия может, например, строить самолеты Sukhoi SuperJet совместно с Италией и Францией без участия этих стран в ТС, но требует этого от Украины при реализации нужного двум странам самолета Ан-70.

Сергей Юрьевич, чем, по вашему мнению, вызван очередной виток напряженности в отношениях между нашими странами?

В российско-украинских отношениях сейчас возникло серьезное охлаждение в связи с разочарованием позицией украинской стороны касательно нашего интеграционного процесса по формирования ЕЭП и Евразийского экономического союза в перспективе. В свое время в этих объединениях Украина участвовала и дошла до фазы ратификации документов по ЕЭП, позже, в период «оранжевой» власти, она выпала из этого процесса и так и не вернулась. Это разочарование особенно остро ощущается в Москве, поскольку мы не понимаем, почему украинское руководство отказывается от активного участия в формировании общего экономического пространства. С точки зрения экономических интересов Украины участие в ТС является жизненно важным. Есть расчеты, которые мы делали вместе с украинскими коллегами, которые позволяют утверждать, что если Украина участвует в ТС, то она одномоментно получает 9 млрд. долл. улучшения условий торговли. Это и газ по равнодоходным ценам, и отмена экспортных пошлин на нефть, и прямой доступ на российский продовольственный рынок, и многое другое. Самое главное – это создание условий для развития кооперации, так для наукоемких проектов наличие таможенной границы очень сильно мешает. В перспективе для Украины это возможность поднять темпы экономического роста как минимум на 2% ВВП ежегодно.

Если же Украина подпишет, как собирается, осенью соглашение о зоне свободной торговли с ЕС, то тогда условия для внешней торговли ухудшаются на 1,5-2 млрд. долл. из-за того, что это соглашение дискриминационное для Украины и несимметричное. Если Украина планирует полностью открыть свой рынок для Евросоюза, то ЕС делает это с большим количеством изъятий как раз по тем продовольственным товарам, где у Украины есть конкурентные преимущества.

То есть украинское руководство не может объяснить мотивы, по которым оно отказывается от интеграции на постсоветском пространстве. Мы видим самоубийственные последствия такой странной позиции. Положение в украинской экономике постоянно ухудшается, растет напряжение платежного баланса, из дня на день можно ожидать дефолтов в Украине, витка девальвации национальной валюты. При том, что уровень жизни в Украине в два раза ниже, чем в России на сегодняшний день. Мы видим, что общественность Украины, судя по социологическим опросам, поддерживает идею интеграции. Мы в свое время планировали участие в интеграционных процессах вместе с Азаровым и Януковичем, когда они были до «оранжевых» на руководящих постах и вели переговоры по ЕЭП. Тогда всем было все ясно и понятно. Такая странная необъяснимая с точки зрения позиция украинского руководства вызывает уже не только удивление, но и большую усталость, потому что аргументы исчерпаны, велись многочасовые консультации на самом высоком уровне, все аргументы высказаны, и они признаны, и с ними не спорят. Но при этом внятного ответа нет. Есть дрейф в направлении дальнейшего отрыва украинской экономики от нашей. Это нельзя объяснить страхом потери политического суверенитета – наш ТС работает четвертый год, и все решения принимались консенсусом. У России абсолютно одинаковые права, как у Казахстана, и Беларуси. Понятно, что участие Украины предполагается на абсолютно равных условиях. Каждая страна имеет право вето на любые решения, делегирует одинаковое количество представителей в коллегиальные органы управления ТС.

С точки зрения опасения за суверенитет, очевидно, что участие в нашем интеграционном проекте оставляет гораздо больше суверенитета и дает возможность ветировать любое решение в наднациональных органах, с которыми та или иная сторона не согласна. В Европейском союзе, где передача суверенитета является необратимой по многим направлениям, у Украины там не будет возможности в действительности отстаивать свои интересы.

С точки зрения объективного анализа – экономического, политического, социологического мы сталкиваемся с позицией какой-то непонятной русофобии, с позицией враждебной самой Украины. Нарастает ощущение того, что Господь за что-то обиделся на Украину и лишил руководство Украины ума, это вызывает очень серьезную тревогу.

Можно долго спорить о преимуществах Украины в ТС, но факт остается фактом: неучастие в этих интеграционных процессах является политическим (а не сугубо экономическим) решением. В такой ситуации, какую политику РФ будут вести по отношению к Украине?

Я хочу подчеркнуть, что никакого антиукраинского направления в действиях России нет. Никаких мер, которые в чем-то наказали Украину за нежелание идти в ТС, тоже нет. Когда вводятся защитные меры против той или иной украинской продукции, то это делается в соответствии с правилами ТС по инициативе бизнесменов России, Белоруссии и Казахстана, которые защищают свой рынок, опираясь на договорно-правовую базу ТС. Здесь нет никакой политической составляющей. Антидемпинговые пошлины, количественные ограничения вводятся и против Китая, и против Европы, и против США. Украина в этом числе. Поскольку Украина по большому количеству номенклатуры металлургической продукции совпадает с Россией, то в отношениях между металлургами двух стран все время идет какое-то напряжение, а периодически – торговая война. Но это отношения между бизнесами двух экономических территорий. Если бы Украина была внутри ТС, о чем мы много раз говорили господину Януковичу, то никаких юридических оснований для введения защитных мер не было бы. Внутри ТС защитные меры не возможны юридически. Если Украина вне ТС, она подвергается таким же ограничениям по защите внутреннего рынка ТС, который навязывается бизнесменами ТС ЕЭК по хорошо известной процедуре соответствующей нормам ВТО.

Если говорить об участии российского капитала в развитии украинской экономике, то могу сказать, что оно многократно выше, чем участие европейского или американского капитала. Главные инвестиции Украина получает от России: две трети – это инвестиции российского бизнеса, которые проходят через Кипр, Голландию и другие оффшоры. Это доказывают исследования, проведенные Евразийским банком развития. Участие в ЕЭП, конечно, расширит эти потоки, облегчит валютный обмен, будет общий рынок капитала, и это выгодно.

Но, почему РФ, вместо того, чтобы Украину привлекать к совместным проектам, наоборот, отталкивает нас, и это очень ярко видно на саботировании участия в мега-проекте строительства Ан-70? Получается, если Украина не вступит в ТС, нас больше ничего не будет связывать?

Высокотехнологическая сфера, безусловно, является нашим совместным конкурентным преимуществом и я сторонник того, чтобы развивать максимально широко научно-техническую кооперацию в ракетно-космическом и авиастроительном секторах, в атомной промышленности, где сочетания конкурентных преимуществ позволяет производить продукты экстра класса и выходить вместе на мировой рынок. Но надо понимать, что и здесь идет конкуренция проектов. В своем время блок НАТО проявил интерес к модели Ан-70, содрал необходимую конструкторскую документацию, и обманул Украину. В тот момент, когда в Украине пошел такой крен в сторону сдачи научно-технических достижений натовским странам и, тем более, когда укрепились у власти «оранжевые», и Украина заявила о том, что будет вступать в НАТО, в России были вложены определенные средства в импортозамещение по тем видам военной техники, которая производится совместно. В результате появился модернизированный вариант Ил-76, который является конкурентом Ан-70. Поскольку проект запущен и модернизированные Ил-76 уже собираются, то возникла конкурентная ситуация. Не было бы крена Украины в сторону НАТО, не было бы таких последствий. Я не считаю, что на проекте Ан-70 поставлен крест. Как говорят многие специалисты, это лучший самолет в своем классе и надо эту нишу дальше совместно осваивать и развивать. Но надо понимать, что делать это внутри ЕЭП, когда мы понимаем логику друг друга, гораздо легче, чем в ситуации, когда мы просто не понимает логики украинского руководства. Аналогичная ситуация была с попыткой использовать американское ядерное топливо на украинских АЭС. Когда мы сталкиваемся с такими абсурдными решениями, это очень серьезно подвергает риску все военно-техническое сотрудничество в наукоемких отраслях.

Совсем недавно по Ан-70 российская сторона сделала заявления о важности этого проекта и намерении закупить только для Минобороны РФ 60 самолетов. Однако после безрезультатных переговоров на высшем уровне о «трубе» и интеграции, эта работа начала саботироваться…

Я не понимаю, о каких вы решениях говорите.

Посол России в Украине Михаил Зурабов об этом говорил…

Вы говорите о высказывании должностных лиц. Я никаких решений ни по запуску, ни по отмене запуска на бумаге не видел. У нас есть программа вооружений. Надо смотреть этот документ, он секретный. Я его не видел, и не могу сказать принималось решение, или нет по этому самолету. Были высказывания ряда должностных лиц – это лишь высказывания, это не решения. Если нам удастся вернуть Украину в процесс интеграции, все эти проекты вполне возобновимы, как мне представляется.

Что следует ожидать в отношениях наших двух стран, в ситуации когда становиться понятным, что Украина не намерена вступать в ТС?

В этом случае Украину ждет экономическая катастрофа – дальнейшее ухудшение украинского платежного баланса, девальвация гривны раза в два, срыв экономики в галопирующую инфлюацию, падение уровня жизни еще в полтора раза. И если через Украину пойдут на наш рынок европейские и турецкие товары, а надо понимать, что у ЕС с Турцией Таможенный союз и там нет таможенный союз. Когда Украина подписывает соглашение с ЕС о ЗСТ, автоматически это порождает поток и турецких товаров на наш рынок. В этом случае возможно исключение Украины и из ЗСТ СНГ, введение таможенных пошлин и еще большее ухудшение экономического положения Украины.

Вы прогнозируете, что будет в Украине, а что в принципе ждет двухсторонние отношения? Вряд ли РФ оставит совсем без внимания Украину, ведь мы все равно останемся как минимум соседями…

Мы не можем вмешиваться во внутреннюю политику. Мы можем подсказывать, давать аргументы, давать предложения и пытаться вместе помогать друг другу. Но если украинское руководство отказывается от предложения, которое дает Украине одностороннее преимущество в 9 млрд. долл…. При этом Россия, когда предлагает Украине членство в ТС, несет прямые потери ежегодно около 2,5 млрд. долл. по газу и потери около 2 млрд. долл. за счет снижения экспортных пошлин на нефть. Мы предлагаем Украине выгодное решение, которое для нас на первых порах обернется дополнительными издержками. Мы на это едем, потому что понимаем, что в долгосрочном будущем эти издержки многократно окупятся в рамках ЕЭП. Украинское руководство отказывается этот вопрос обсуждать и проводить переговоры. При этом параллельно за нашей спиной идут переговоры о ЗСТ с Евросоюзом, условия, которые засекречены не только для нас, но и для украинского парламента. Только совсем недавно появились какие-то фрагменты текстов. Что это за партнерские отношения? Мяч сегодня на стороне руководства Украины. Российское руководство все предложения сделала.

Складывается впечатления, что дальше две страны будут идти расходящимися курсами.

Российское руководство курс не меняет. У нас как курс на евразийскую интеграцию был, он успешно реализуется, но без участия Украины. Украина может в любой момент вернуться в этот интеграционный процесс, если конечно не подпишет какие-то кабальные соглашения с ЕС, которые наложат обязательства и сделает невозможным участие Украины в ТС. ЗСТ с ЕС это из этой серии.

Если вдруг будет решение о возвращении к интеграции на постсовестком пространстве, сколько может потребоваться времени для получения полноценного членства Украины в ТС?

Надо понимать, что у нас интеграционный процесс идет по фазам и Украина участвовала в предварительной фазе, поэтому украинские эксперты прекрасно знакомы с нашими документами. По созданию ТС после вступления России в ВТО проблем особых нет с точки зрения украинских внешних обязательств и украинского тарифа. Это может быть сделано с переходным периодом, поэтому все вопросы могут быть урегулированы в течение года. По участию в ЕЭП работа в самом разгаре, и здесь Украина может присоединяться сходу по подготовке этих соглашений. К 2015 году эта работа будет завершена и если Украина до этого времени не определиться, то в 2015 году будет сформирован без нее Евразийский экономический союз, присоединение к которому возможно будет только в одностороннем порядке. Я имею ввиду, Украина не сможет вести переговоры по условиям членства – она либо присоединяется (на уже принятых правилах игры, - УНИАН), либо остается при своих. Сейчас, пока идет подготовка пакета по ЕЭП, можно участвовать в его формировании.

Каково ваше мнение относительно позиции Украина о статусе наблюдателя в ТС и ЕЭП?

Такого формата нет. Это самообман.

Первый вице-премьер-РФ Шувалов говорил, что в Евразийском Экономическом Союзе будет предусмотрен статус наблюдателя.

Это самообман. Наблюдать – это значит не участвовать. Украина является наблюдателем в ЕврАзЭС и практически никак не принимает участие в его работе. Быть наблюдателем – это лукавство для того, чтобы обмануть общественное мнение. Такого статуса пока нет, и я не уверен, будет он или нет. Пока это слова. Юридически этот статус ничего ровным счетом дать не может, даже если его придумают. Это также, как формула 3+1 – тоже для обмана широкой публики, чтобы люди надеялись, что идет какой-то процесс. Нет такой формулы –3+1. Либо вы участвуете, либо нет, а 3+1=4, и это каждый первоклассник знает, но почему-то у украинского руководства другая логика.

Роман Цимбалюк, Москва

Категория: Россия: Актуально | Просмотров: 294 | Добавил: Anubis | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Проверка тиц Яндекс.Метрика