Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Мир Политики

Вторник, 17.10.2017
Главная » Статьи » Секреты Истории

Смерть в облаках
Смерть в облаках
История одного сбитого СССР пассажирского самолета 

Артем ДЕНИКИН
«Аналитическая газета «Секретные исследования» 


14 июня 1940 г. советские летчики сбили пассажирский самолет с иностранными дипломатами. Сегодня для нас не столько важен вопрос - кто и зачем совершил это международное преступление, а история тут интересна уже с другой стороны: она позволяет выпукло увидеть все парадоксы того времени, «плавно переходящие» во время наше сегодняшнее. Ибо мы эти парадоксы наследуем. Прежде чем перейти к рассказу о самой трагедии (ныне прочно забытой), необходимо вспомнить, что ей предшествовало. 

КОНТЕКСТ СОБЫТИЙ 

В 1939-1941 годах СССР являлся не только союзником Гитлера, но и таким же агрессором и оккупантом, выгнанным за это с позором из Лиги Наций. 

17 сентября 1939 года советские войска вероломно и в нарушение Договора о ненападении вторглись в Польшу и оккупировали Западную Беларусь и Западную Украину. Население было лишено всех гражданских прав, а органы НКВД осуществляли национальный и религиозный геноцид, уничтожая всю национальную интеллигенцию и духовенство. 

В конце 1939 года СССР нападает на Финляндию, намереваясь и ее сделать очередной советской республикой – Финской ССР, для чего было еще до агрессии создано в Москве марионеточное «финское правительство». И хотя Красная Армия была технически и численно в десятки раз мощнее финских войск, но она была буквально разгромлена финнами: несколько дивизий попали в окружение и сдались финнам со своим вооружением, включая танки, самолеты и орудия. 

Когда англичане стали отправлять в Финляндию свои войска для помощи финнам, Сталин испугался возможного мира между Англией и Германией – с перспективой их совместной войны с СССР. Поэтому в начале 1940 года финская война была временно прекращена – но возобновилась 22-25 июня 1941 года, когда СССР снова напал на Финляндию («в ответ на немецкое нападение»), отказывавшуюся от уговоров Гитлера воевать против южного соседа. Советская авиация без объявления войны произвела чудовищную бомбардировку финских городов, и финнам не оставалось ничего иного, как снова воевать с СССР. Это важный нюанс – 22 июня 1941 года вовсе не Финляндия напала на СССР (она отказалась воевать вместе с Гитлером, так как была союзником Англии), а СССР напал на Финляндию, ибо готовился к этому нападению (и оккупации в том числе Швеции), и агрессия Гитлера его спровоцировала. Это сегодня однозначно доказывают все рассекреченные в последние годы документы архивов СССР. 

Но вернемся в 1940 год. Часть финской территории СССР забрал при подписании перемирия с Финляндией – и без малейшей паузы решил «прирасти» землями и других государств. От Румынии потребовали передать СССР не только Бессарабию, но и Буковину, которая никогда не входила в состав Российской империи (так что нелепы суждения, будто «Сталин собирал земли Российской империи», - тем более что такие суждения вообще аморальны в своей незаконной сути). 

Напомню, что на территории Бессарабии 2 декабря 1917 года была образована Молдавская Демократическая Республика, парламент которой в марте 1918 года принял решение об объединении МДР с Румынией. Советская официальная историография всегда трактовала это решение как «оккупацию Бессарабии Румынией», что выдумка – и вообще влезание во внутренние дела румынского народа, который до 1918 года был искусственно разделен границами. При этом с 1924 года в составе Украинской ССР существовала Молдавская автономная республика, территориально совпадающая с нынешним самопровозглашенным Приднестровьем. К 1940 году почти вся национальная интеллигенция была там уничтожена, и у руля автономии были присланные из РСФСР кадры – в этом, кстати, и суть нынешнего там конфликта. 

Бессарабия была названа как «сфера интересов СССР» в секретном протоколе к Договору нацистов и коммунистов о разделе сфер влияния в Восточной Европе от 23 августа 1939 года, но – что интересно – ни о какой Буковине в протоколе не упоминалось. 

В Заявлении правительства СССР была использована такая демагогия: 

«В 1918 году Румыния, пользуясь военной слабостью России, насильственно отторгла от Советского Союза (России) часть ее территории – Бессарабию – и тем нарушила вековое единство Бессарабии, населенной главным образом украинцами, с Украинской Советской Республикой». 

Тут все выглядит полным бредом. И посыл о том, что «Советский Союз – это Россия», а не союз равноправных и далеко не русских суверенных республик. И что СССР якобы существовал в 1918 году. И какое-то «украинское» население Бессарабии, которое «отторгнуто от России», но желает воссоединиться почему-то с Украиной. Когда на самом деле СССР не присоединил Бессарабию к Украине, а создал Молдавскую ССР. 

28-30 июня 1940 года войска Красной Армии перешли Днестр и заняли территорию между реками Прут и Днестр (историческая область Бессарабия). 2 августа 1940 года Верховный Совет СССР принял закон о создании новой, 13-й по счету (после только что созданной Карело-Финской ССР с перспективой окончательной оккупации финнов – и позже отмененной), союзной республики. В состав которой были включены территория бывшей Молдавской АССР из состава УССР (это ныне Приднестровская Республика) и во много раз большая по площади Бессарабия с Буковиной (ныне Республика Молдова без Приднестровья). Румынский язык в советской Молдавии был тут же запрещен и создан на пустом месте некий «молдавский язык», изготовленный из румынского, но переведенный на кириллицу и насыщенный русскозвучащими словами. Этот нелепый филологический монстр (весьма похожий на такое же детище Москвы – искалеченный и изнасилованный жестокой русификацией беларуский язык) был объявлен государственным языком Молдавской ССР, а использование румынского языка беспощадно пресекалось. 

ОККУПАЦИЯ СТРАН БАЛТИИ 

Параллельно с этими народами и их странами, названными в секретном протоколе между Советским Союзом и нацистами «советской сферой», СССР активно работал по странам Балтии, где сумел силой навязать размещение своих войск. 30 мая 1940 г. в газете «Известия» было опубликовано официальное сообщение наркомата иностранных дел СССР о зверских преступлениях «литовской военщины», которая «похищает и пытает» с целью получения военных тайн рядовых красноармейцев из состава расквартированных в Республике Летува с осени 1939 года советских военных гарнизонов. Предложение летувисской стороны о проведении совместного расследования было с гневом и возмущением отклонено СССР. 

В директиве Политуправления РККА №5258 от 13 июня 1940 г. говорилось: «Литовские власти под видом расследования и принятия мер по отношению к виновным расправляются с друзьями СССР». 

3 июня 1940 года нарком обороны СССР маршал Тимошенко издал приказ №0028 о подготовке войск к войне со странами Балтии. 11 июня в Лиде состоялось совещание командования Белорусского ОВО и 11-й армии, на котором был утвержден план операции и задачи войск 11-й армии, которая совместно с дислоцированным в Летуве 16-м Особым стрелковым корпусом должна была «окружить и уничтожить противника в районе Каунаса, не допуская его отход в Восточную Пруссию». В целом для проведения Прибалтийской операции у границ Летувы, Латвии и Эстонии в составе трех армий (8-й, 3-й и 11-й) было сосредоточено 20 стрелковых, 2 мотострелковые, 4 кавалерийские дивизии, 9 танковых и 1 воздушно-десантная бригады. 

Когда войска СССР были развернуты и готовы к агрессии против стран Балтии, за дело взялась советская дипломатия. В 23:50 14 июня 1940 г. министр иностранных дел Летувы Уршбис (находившийся с 10 июня в Москве) был вызван в кабинет Молотова. Ему был предъявлен ультиматум, при неисполнении которого через 10 часов (то есть утром) войска СССР оккупируют его страну: 

«Советское правительство считает абсолютно необходимым и неотложным: 

1. Чтобы немедленно были переданы суду министр внутренних дел г. Скучас и начальник департамента политической полиции г. Повелайтис, как прямые виновники провокационных действий против советского гарнизона в Литве. 

2. Чтобы немедленно было сформировано в Литве такое правительство, которое было бы способно и готово обеспечить честное проведение в жизнь советско-литовского Договора о взаимопомощи и решительное обуздание врагов Договора. 

3. Чтобы немедленно был обеспечен свободный пропуск на территорию Литвы советских воинских частей для размещения их в важнейших центрах Литвы в количестве, достаточном для того, чтобы обеспечить возможность осуществления советско-литовского Договора о взаимопомощи и предотвратить провокационные действия, направленные против советского гарнизона в Литве». 

Официальная протокольная запись встречи сохранила следующие детали беседы. Просьбу Урбшиса об отсрочке срока ультиматума Молотов отклонил в хамской форме и пригрозил, что через 10 часов Летуву захватят советские войска. Когда Урбшис сказал о том, что не видит, на основании какой статьи можно было бы отдать под суд министра внутренних дел Скучаса и начальника политической полиции Повелайтиса, товарищ Молотов ответил так: «Прежде всего нужно их арестовать и отдать под суд, а статьи найдутся. Да и советские юристы могут помочь в этом». 

16 июня аналогичные ультиматумы были предъявлены Латвии и Эстонии, но без требований ареста их министров внутренних дел, так как там «похищение красноармейцев» выдумать не успели или считали уже ненужным. Кстати, этот предлог после оккупации сам собой забылся – и потом СССР никакого расследования «похищений» не стал проводить. 

16-17 июня войска СССР, не встречая сопротивления, начали продвижение в глубь территории прибалтийских государств, полностью завершив их оккупацию к 21 июня. 17 июня, в то время, когда огромные колонны танков и грузовиков катились по дорогам Прибалтики, нарком обороны СССР маршал Тимошенко направил Сталину докладную записку №390, в которой сформулировал следующие предложения: 

«…2. В каждую из занятых республик ввести по одному (в первую очередь) полку войск НКВД для охраны внутреннего порядка. 

3. Возможно скорее решить вопрос с «правительствами» [Кавычки поставил Тимошенко. – Авт.] занятых республик. 

4. Приступить к разоружению и расформированию армий занятых республик. Разоружить население, полицию и имеющиеся военизированные организации… 

6. Решительно приступить к советизации занятых республик. 

7. На территории занятых республик образовать Прибалтийский военный округ со штабом в г. Рига». 

Этот документ ставит жирную точку в уже надоевшем вопросе о том, были ли страны Балтии оккупированы СССР. Во-первых, нарком обороны СССР Тимошенко всюду использует термин «занятые республики», что абсолютно аналогично термину «оккупированные». Поэтому сам факт военной оккупации изначально, при самой оккупации стран Балтии – признавался СССР. 

Во-вторых, этот документ удивителен еще и в другом аспекте. Комментируя его, российский историк Марк Солонин пишет в книге «25 июня. Глупость или агрессия?» (Москва, Яуза-ЭКСМО, 2008): 

«Эта докладная записка свидетельствует об удивительном даре предвидения, которым было наделено высшее военно-политическое руководство СССР. 17 июня оно уже точно знало о том, что 14 июля на выборах новых парламентов 95% избирателей Литвы, Латвии и Эстонии дружно проголосуют за единственный список кандидатов, что 21 июля единодушно избранные депутаты народа обратятся к Верховному Совету СССР с просьбой принять их в братскую семью советских республик. А как иначе, не будучи уверенным во всем этом, можно было в здравом уме принимать решение о создании военного округа Красной Армии на территории трех ИНОСТРАННЫХ (по состоянию на 17 июня 1940 г.) государств?». 

СБИТЫЙ САМОЛЕТ 

14 июня 1940 г. был сбит в воздухе пассажирский самолет «Юнкерс-52» финской авиакомпании «Аэро», выполнявший регулярный рейс из Таллинна в Хельсинки. В 13 ч. 54 мин. самолет с бортовым номером «OH-ALL» и наименованием «Kaleva» на борту взлетел с таллиннского аэродрома. На его борту находились два члена экипажа и семь пассажиров, среди которых были два сотрудника посольства Франции и дипломат из США. Через 12 минут после взлета радиосвязь с самолетом неожиданно прервалась. Еще через несколько минут на диспетчерский пункт аэродрома Мальми (Хельсинки) поступило сообщение о том, что наблюдательные посты на островке Сантахамина видели горящий самолет, рухнувший в воды Финского залива. 

В 14.51 к месту падения самолета с аэропорта Мальми вылетел дежурный истребитель финских ВВС. Так уж сложились обстоятельства, что в его кабине был Илмари Юутилайнен – летчик, которому предстояло стать самым результативным асом-истребителем всех стран, участников Второй мировой войны (за исключением Германии). В районе островка Кери (33 км к северу от Таллинна) Юутилайнен обнаружил дрейфующую в надводном положении советскую подводную лодку, рядом с которой на воде плавали обломки самолета и большое масляное пятно. В течение 14-15 июня 1940 г. советские гидросамолеты и корабли патрулировали место падения «Калева» и, собрав все плавающие предметы, ушли в Кронштадт. Правительство Финляндии, с нарастающей тревогой следившее за событиями, разворачивающимися в Эстонии, и на этот раз сочло за благо не выступать с протестом и не требовать возмещения ущерба. 

Это все, что известно точно. Советское правительство не признало своей ответственности и не принесло даже формальных извинений в связи с трагической гибелью пассажиров «Калева». Более того, через два дня, 16 июня 1940 г., точно такой же пассажирский «Юнкерс-52» (правда, на этот раз эстонской авиакомпании), совершавший регулярный рейс по тому же маршруту из Хельсинки в Таллинн, был обстрелян зенитным пулеметом советской подводной лодки, но, к счастью, не получил повреждений. Конкретные подробности уничтожения «Калева» точно не известны: по одним сообщениям, он был сбит парой советских истребителей, по другим - парой легких бомбардировщиков СБ. Уже много лет спустя о личном участии в уничтожении пассажирского самолета заявил в своих мемуарах «Над тремя морями» (Ленинград, 1988) известный штурман дальней авиации, генерал-лейтенант П.И. Хохлов. 

СОВЕТСКАЯ ВЕРСИЯ СОБЫТИЙ 

В книге генерал-лейтенанта П.И. Хохлова события изложены так: 

«Трудящиеся Литвы, Латвии, Эстонии сбросили ненавистные буржуазные режимы, обрели свободу. На основе свободного волеизъявления своих народов они вошли в состав СССР как равноправные социалистические республики. Свергнутые в этих странах представители эксплуататорского класса вместе со своими иностранными партнерами пытались переправить за океан награбленные капиталы. Боевым кораблям, а также самолетам Краснознаменного Балтийского флота был дан приказ – закрыть бесконтрольный выход иностранных судов и вылет иностранных самолетов из морских портов и с аэродромов Прибалтийских республик. Такую задачу выполнял и наш 1-й МТАП (минно-торпедный авиаполк). 

23 июня 1940 года два наших экипажа во главе с командиром авиаполка полковником Ш.Б. Бедзинашвили вылетели в разведку в северо-западную часть Балтийского моря. Ведущий экипаж состоял из командира полка, меня, штурмана и стрелка-радиста сержанта Казунова... Километрах в трех-четырех от города [Таллинна] я заметил, как с аэродрома Лагсберг взлетел самолет. Он берет курс в сторону Хельсинки. 

- На перехват! - отдает распоряжение полковник Бедзинашвили. - Наверняка бесконтрольный, надо завернуть его обратно. 

Сближаемся с самолетом. «Ю-52» без каких-либо опознавательных знаков. Я открыл астролюк своей кабины, приподнялся и рукой показал пилоту, чтобы разворачивал машину в сторону аэродрома. Но «юнкерс» летит прежним курсом, да еще и увеличивает скорость. Мы дважды пересекли ему курс, подали знаки: «Требуем возвращения!» Неизвестный экипаж игнорировал наши требования. 

- Предупредить огнем, - передает командир. 

Несколько трассирующих очередей проходят впереди кабины «юнкерса», но и это не меняет дела. Мы так близко от преследуемого самолета, что видим через его иллюминаторы пассажиров в переполненном салоне, их самодовольные физиономии. Нам показывают кулаки, грозят пистолетами. После этого самолет-нарушитель был сбит. 

...В поднятом со дна залива фюзеляже обнаружили не только множество материальных ценностей, но и большое количество документов, составляющих государственную тайну... Мы поняли, почему экипаж «Ю-52» отказался подчиниться требованию о возвращении на аэродром: ему пришлось бы расплачиваться за шпионаж...» 

КОММЕНТАРИЙ 

Вот какой комментарий этим мемуарам генерал-лейтенанта П.И. Хохлова дает российский историк Марк Солонин в книге «25 июня. Глупость или агрессия?»: 

«Приведенный выше текст уникален по степени лживой тенденциозности. Как известно, трудящиеся Эстонии «обрели свободу» и «вошли в состав СССР на основе свободного волеизъявления» 6 августа 1940 г. По состоянию на 14 июня 1940 г. Эстония была не одной из «равноправных социалистических республик», а суверенным государством, правительству которого на тот момент даже не был предъявлен ультиматум Молотова (это произошло через два дня, 16 июня). Вероятно, именно потому автор текста «перенес» дату уничтожения «Калева» с 14 на 23 июня, хотя и это ничего не меняет в правовой оценке ситуации (по уму надо было «перенести» на любую дату после 6 августа). 

14 июня 1940 г. советское командование не имело еще ни малейших законных оснований препятствовать «бесконтрольному вылету иностранных самолетов» с территории иностранной по отношению к СССР Эстонии, а захваченные вооруженным путем дипломатические документы и «награбленные капиталы» принадлежали Эстонии и ее гражданам. Что же касается «шпионажа», да еще и усугубленного вооруженным разбойным нападением, то им в тот день занимался отнюдь не экипаж финского пассажирского самолета... 

На фюзеляже и крыльях сбитого «юнкерса» (что отлично видно на сохранившихся фотографиях) огромными буквами был нанесен бортовой номер «OH-ALL», а на киле был отчетливо изображен государственный флаг Финляндии. Рассуждения же о том, что пассажиры угрожали сбить дальний бомбардировщик пистолетами из закрытой кабины пассажирского самолета, вообще заставляют предположить, что этот текст был написан не генерал-лейтенантом авиации, а пресловутыми «литконсультантами»...» 

Добавим к этому мнению российского историка и наши соображения. Текст писали, конечно, не «литконсультанты» (настоящие авторы «мемуаров» большинства маршалов СССР), а сам генерал-лейтенант П.И. Хохлов. Он просто прекрасно осознает, что совершил уголовное преступление – убил ни в чем не повинных людей, сбил пассажирский самолет, а потому начинает искать оправдания – прежде всего перед своей совестью и перед Богом. Поэтому и выдумал про то, что кто-то из салона пассажирского самолета грозил ему кулаком и пистолетом (зачем??! Кто в здравом уме из пассажирского самолета будет грозить военному самолету? И неужто генерал-лейтенант испугался при этом за свою жизнь?). Как выдумал и про все остальное. И ситуация эта весьма напоминает ту, когда СССР сбил южнокорейский пассажирский «Боинг» на Дальнем Востоке: те же попытки лживой тенденциозности. 

Эта одиозная лживая тенденциозность была присуща всему официозу СССР: всегда свой разбой, убийства и геноцид – подавать как «великое благо». И ведь – многие этому верили! На самом деле основы советской демагогии чудовищно абсурдны, если на них взглянуть со стороны. 

ЭКСПАНСИЯ 

Генерал-лейтенант П.И. Хохлов писал: «Трудящиеся Литвы, Латвии, Эстонии сбросили ненавистные буржуазные режимы, обрели свободу». 

Но какое к этому отношение имеют ссылки Москвы в своих ультиматумах на бывшую принадлежность этих «освобождаемых» земель к Российской империи? Неужто это – ИМПЕРСКАЯ СВОБОДА? И где у Карла Маркса написано, что это «освобождение» соседей от своей государственности – должно сопровождаться геноцидом над их языками, их русификацией? Почему русский язык более коммунистичен, чем язык беларуский или румынский? Почему кириллица более коммунистична, чем латиница? 

А ведь, напомню, после развала СССР в 1991 году четыре республики экс-СССР перешли на латиницу: Молдова, Азербайджан, Туркменистан и Узбекистан. Зачем в их языках Москва насаждала в советское время кириллицу? Во всем этом видны только имперские устремления Москвы, ее пресловутое великодержавие – и ничего ни советского, ни коммунистического. 

Поразительно, что сегодня в России сохраняются эти же оценки сталинской политики: сталинизм порицается только за репрессии жителей РСФСР, но аналогичная политика в отношении других республик и стран оправдывается, так как, мол, Сталин «создавал Русскую Империю». А любая критика соседями сталинизма болезненно воспринимается в России как «русофобия». 

Однако, во-первых, у Сталина не было и не могло быть «двух разных политик», потому что всегда внешняя политика – только продолжение внутренней политики страны. Во-вторых, такая позиция «избирательного отношения к Сталину» - просто аморальна в своей сути. Это фашистская позиция – признавать свой народ не достойным репрессий и скорбеть, а другие народы и страны – достойными участи репрессий. 

Вот и об этом, казалось бы, лишь малозначительном эпизоде того страшного времени советской экспансии – об уничтожении пассажирского самолета экипажем П.И. Хохлова – все равно немало российских историков упорствуют, пытаясь его оправдать даже сегодня. Дескать, П.И. Хохлов все верно в своих мемуарах написал, а кто с этим не согласен – те «переписывают историю». 

Например, московский писатель Юрий Мухин (автор многих толстых книг на тему экспансии СССР в 1939-1940 гг.) верит в басню о том, что Финляндия хотела напасть на СССР в 1939 году и его захватить, для чего затеяла обстрел советской территории пушками, от которого погиб или был ранен какой-то советский военнослужащий. Что и послужило поводом для советско-финской войны (на самом деле это была провокация со стороны СССР, о чем открыто признавался еще Хрущев, очевидец событий). Однако Мухин находит «предлогом для войны» ранение даже одного «нашего солдата», а вот сбивание иностранного пассажирского самолета с дипломатами – это, дескать, «нормальная вещь». Дескать, не военное преступление, а «благое дело», так как служило интересам империи. 

Налицо снова оценка событий и прошлых, и нынешних – с точки зрения ПРАВА СИЛЬНОГО, которое разрешает любые преступления над слабыми (и не смущает, что за это СССР был исключен с позором из Лиги Наций). Итогом этой авантюристической политики СССР в 1939-1941 годах стало развязывание СССР и Германией Второй мировой войны и затем Катастрофа 1941 года. То есть, пострадал сам тот, кто считал себя обладающим «правом сильного» и ввел в обиход политику разбоя. 

Этот важнейший УРОК ИСТОРИИ отвергается Мухиным и другими великодержавными историками-националистами, а значит – все вполне может снова повториться…  
Категория: Секреты Истории | Добавил: anubis (25.04.2010)
Просмотров: 449 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Проверка тиц Яндекс.Метрика