Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Мир Политики

Понедельник, 18.12.2017
Главная » 2013 » Август » 28 » Ментовско-прокурорский беспредел
05:25
Ментовско-прокурорский беспредел
То, что случилось в пгт. Врадиевка Николаевской области, – всего лишь небольшой штрих к беспределу, творимому в Украине налоговой и милицией при активном содействии прокуратуры.

Когда раскручивалось врадиевское дело, незамеченными остались события в городе Смела, которые также можно назвать «врадиевским делом», но производным не от топонимики поселка, а от фамилии жертвы произвола: Василий Врадий, доведенный зверствами «ментов» до отчаяния, скрылся в Смеле от местных «шерлоков холмсов», а когда его все же разыскали, убил одного из местных милиционеров, а второго ранил. После задержания Василий подвергся пыткам и подал в прокуратуру жалобу. По факту обращения прокуратурой было проведено расследование и начался судебный процесс против милиционеров. Сразу же после этого дело о пытках было срочно закрыто, а убитый Василий признан покончившим жизнь самоубийством при помощи отвертки.

После этого сотрудники местной милиции и родственники погибшего милиционера в субботу, 13 июля, перекрывали в знак протеста центральные улицы города. Правда, было непонятно, против кого направлен протест. Интересно, что прокуратура поспешила заявить о том, что акция была направлена не против неё, а перекрытия и вовсе не было. Зато в социальных сетях милиционеры изощрялись в угрозах в адрес обычных граждан, обещая пролить реки крови в случае повторения врадиевского штурма и вообще любого косого взгляда на них, любимых.

Но наиболее страшное положение с правами человека в Донбассе. И именно по этой причине здесь возможен жестокий неконтролируемый бунт. Одна из горячих точек донецкой области – город Константиновка. Привожу несколько наиболее характерных случаев из практики Константиновских «правоохранителей».

Как константиновские фискалы деньги качали

Сергей Федорченко рассказывает о своих многогодичных мытарствах в борьбе за правду.

«14 апреля 2010 года работниками следственного отдела налоговой милиции ОГНИ г.Славянска был проведен обыск, после чего на протяжении около трех лет моя жизнь превратилась с сплошные испытания на прочность. Мне вменялось в вину изготовление, реализация подакцизных алкогольных напитков, которые повлекли отравление людей. 16 апреля 2010 года прокуратурой г. Славянска против меня было возбуждено уголовное дело по подозрению в совершении преступлений предусмотренных ст.204 ч. 1, 2, 3 Уголовного кодекса Украины, также ст. 216 ч.1 УК Украины. Через две недели, ввиду отсутствия надлежащей доказательной базы, дело было прекращено Славянской городской прокуратурой. Однако через некоторое время решение прокуратуры г. Славянска было отменено Донецкой областной прокуратурой, и производство дела возобновлено.

В ходе обыска у меня была изъята одна бочка спирта емкостью 225 литров, которая хранилась по просьбе моего знакомого, а также 3,5 л водки, 15 бутылок водки и 20 бутылок коньяка. Указанные алкогольные напитки я приобрел для своих личных нужд на рынке в г.Горловка. Также у меня во дворе хранилось 5 бочек азотной кислоты, которая осталась после ликвидации моего частного предприятия. При обыске у меня были изъяты мои личные сбережения в сумме, эквивалентной 10000 долларов США, а также принадлежащий мне автомобиль Таврия-Славута и личные вещи. Одновременно были проведены обыски у моей престарелой тетки, у которой при обыске пропали ее личные сбережения, собранные по копейке «на смерть» в сумме 13000 гривен. Также проводился обыск у моих соседей, проживающих по ул. Островского 496, у которых также похитили 10000 гривен сбережений, которые они копили на свадьбу дочери. У них было изъято 100 литров виноградного вина собственного изготовления.

16 апреля 2010 года, начальник следственного отделения ОГНИ г. Славянска Гутченко А.В. ознакомил меня с постановлением о возбуждении уголовного дела и другими материалами, которые послужили поводом для его возбуждения. В этих материалах были собранные данные о том, что житель города Краматорска, бывший работник налоговой милиции Алешин, в г. Константиновке по адресу ул. Осипенко, 73 приобрел бутылку фальсифицированной водки, после употребления которой попал в реанимационное отделение больницы гор. Славянска. С гражданкой, проживающей по указанному адресу, я никогда знаком не был. Однако мне вменялось в вину это отравление.

Поскольку ст.204 ч.З является тяжким преступлением, так как связана с отравлением людей и предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы, начальник СО Гутченко А.В. предложил мне дать ему взятку в сумме 5000 долларов США, чтобы дело переквалифицировать на ч.1 ст.204 УК, где предусмотрен штраф, и направить в отношении меня дело в суд по этой статье. После моего отказа со стороны Гутченко А.В. начались угрозы, что он отдаст меня «на разрыв» прокуратуре. Однако после этого разговора на протяжении двух месяцев в отношении меня никакие следственные действия не проводились, получить ответ на вопрос о моем процессуальном статусе мне не удалось.

11 июня 2010 года, я был вызван повесткой в СО Славянской ОГНИ, где был арестован. Через три дня в СИЗО ко мне приехал Гутченко А.В. и заявил, что теперь для освобождения из-под стражи я должен заплатить ему уже 10000 долларов США. После моего отказа в тот же день я был переведен в «пресс-хату» с нечеловеческими условиями содержания, где находился втечение двух месяцев. 30 июня 2010 года решением Константиновского горрайонного суда я освобожден из-под стражи под подписку о невыезде. И тут мне устроили прессование по полной. По изъятой при обыске 14.04.2010 года кислоте Славянским СО были выделены материалы в отдельное производство

Константиновский межрайонный прокурор Лушер возбудил против меня уголовное дело по ст.203 УК Украины, начались угрозы со стороны СО Константиновского ГОВД. Против меня пытались собрать хоть какие-то доказательства любой ценой. В ходе долгих судебных заседаний дело за отсутствием доказательств состава преступление было возвращено на доследование в СО Константиновского ГОВД где и прекращено по ст. 6 п.2 УПК Украины за отсутствием состава преступления.

А слушание дела по ст.204 УК продолжалось в суде на протяжении 2 лет и 9 месяцев.

В ходе судебного следствия дважды дело возвращаюсь на дополнительное расследование, однако органом следствия никаких дополнительных доказательств собрано не было, а собранные ранее доказательства не подтверждают моей вины. Проведенной химической экспертизой установлено, что из изъятого у меня дома спирта фальсифицированные спиртные напитки, изъятые в ходе следствия, не изготавливались. Согласно законодательству срок привлечения меня к уголовной ответственности истек 14.04.2012 года. Но только 25 января 2013 года суд прекратил в отношении меня уголовное дело на основании ст.49 УК, согласившись с обвинительным заключением по ст. 204 ч.1 УК и применением штрафа в размере 17000 гривен, от которого я тут же был освобожден».


На судимого можно повесить все что угодно

Не менее грязное дело затеяли Константиновские «правоохранители» и против Игоря Бережанского. Его свидетельство поражает тем, как цинично и подло действуют константиновские силовики, если им кто-то не угоден. И с ними, к сожалению, в одну руку играют и местные суды.

«Все произошло 23 апреля 2010 года. Я, как и все нормальные люди, жил обычной жизнью, находясь на свободе. После отбытия строка прошло почти четыре года. Они прошли без единого привода в милицию. Я заботился о своих стареньких родителях и строил свою личную жизнь и семью. В тот злополучный вечер я отдыхал и приехал в диско-бар «Дружба». Там я должен был встретиться со своим знакомым, но посмотрев вокруг, его не увидел. Решил немного подождать и осмотреться. Немного постояв в зале, я заметил человека, который очень пристально смотрел в мою сторону... Я, чтобы убедится, что незнакомец смотрит именно на меня, кивнул ему головой. После чего тот отвел взгляд и отвернулся в сторону с недовольным видом. В дальнейшем я перестал обращать на него внимание. Через некоторое время из-за множества людей в зале мне стало жарко. И я решил далее не ждать знакомого, а уехать домой.

Выходя из зала, где на выходе стояли двое охранников, и пройдя мимо них, вдруг почувствовал, что кто-то схватил меня за рукав и резко потянул. Я повернул голову и увидел того незнакомца, что пристально рассматривал меня в зале. Я резко отдернул руку и молча направился к выходу. Но, не успев сделать и двух шагов, почувствовал, что незнакомец снова меня схватил за рукав и потребовал «Иди сюда». Когда я попытался повернуться к нему, то внезапно получил удар в лицо. Но вмешались охранники, стоявшие в метре от нас. Нас развели в разные стороны.

Меня охранник первого проводил на улицу, потому что я был ближе к выходу. Незнакомец оставался при этом внутри бара. У меня была разбита губа, и с неё бежала кровь. Я спустился по ступенькам вниз и присел возле проезжей части, где стояли автомобили. Прикрывая рукой губу, я пытался остановить кровь.

Где-то через несколько минут на улицу выскочил незнакомец, который меня ударил и набросился на меня с кулаками. Завязалась драка. Мы оба упали на асфальт и боролись, нанося друг другу удары. В конце концов, катаясь в процессе драки по асфальту, он прижал меня к бордюру и, схватив за воротник пиджака одной рукой, второй стал сжимать мне горло. Я начал задыхаться и был на грани удушья.

Тем временем, освободив вторую руку, незнакомец наносил мне сильные удары. Инстинктивно я запустил руку в карман и нащупал туристический нож. Одной рукой пытаясь ослабить горло от удушья, второй я с трудом достал нож. Открывается он легким нажатием большого пальца. Я начал хаотично им махать, пытаясь принудить противника освободить мое дыхание. Я уже хрипел от удушья и не в состоянии был что-либо сказать. Одна мысль билась в голове: «Может хоть ножа испугается». Но, по-видимому, он или не видел нож или не обращал на него внимания.

В этом беспорядочном размахивании ножом я его, по-моему, куда-то задел. После этого он встал с меня и пошел. Я же некоторое время еще лежал, приходя в себя, потом поднялся, собрав свои вещи (барсетку). Нашел и телефон, поймал такси и уехал. Взял бутылку пива и пошел к знакомому – грязный, побитый, в порванной одежде. Там выпил пива, умылся. Чувствовал себя плохо и прилег, пытаясь уснуть. Было очень тяжело.

Правдивость моих слов подтверждают свидетели А.В. Чалый. Свидетель, находясь в автомобиле на проезжей части возле входа в кафе «Дружба», видел, как я первый вышел из кафе, а потом вышел вслед за мной и Ищенко С., признанный позже потерпевшим. Видел он и то, что именно Ищенко начал драку.

Также свидетель видел, что после того, как была драка в лежащем положении, Ищенко встал и пошел ко входу в кафе, после чего поднялся и я. Более того, свидетель показал, что я никаких ударов в спину Ищенко не наносил, о чем говорится в обвинении. Но суд просто пренебрег этими показаниями и не принял их во внимание...

Ищенко же давал лживые показания, которые ему, возможно, навязала прокурор Немчина П.В. Все присутствовавшие в зале были просто возмущены. Но суд признал показания Ищенко правдивыми, чтобы закрепить наказания по статье УК Украины, по которой я не подлежу наказанию. Также и свидетель Дмитрук Д.С., охранник кафе, показал, что я первым вышел из кафе. Хотя следствие и суд доказывают, что потерпевший уходил якобы от конфликта, а я за ним гнался.

Утром по телефону позвонила сестра и сказала, что со мной хотят поговорить люди из милиции. Я уже сам хотел отправиться в милицию и собирался найти того парня. Я приехал добровольно в горотдел, чтобы написать явку с повинной. Но с первых слов стало понятно, что вокруг меня начинает творится беззаконие, мне с угрозами и криками в лицо обяснили, что я порезал сотрудника милиции Ищенко. Я просто остолбенел, потому что потерпевший был похож по своим поступкам больше на хулигана, чем на сотрудника милиции. Да и следователь Волошин и незнакомый человек, который не представился, но явно опер из уголовного розыска, кричали на меня: «Мы оформим тебе дело за попытку убийства сотрудника милиции».

Ищенко в кафе был в гражданке и мне не представлялся. Я не виновен, поскольку лишь в целях самообороны нанес легкое ранение. Короче, никакой явки с повинной мне не оформили. Мне объяснили, чтобы я не писал, все равно все будет по-ихнему. Так все и получилось. Я верил, что суд во всем разберется, но суд оказался слеп и однобок, и действовал в нарушение конституции, извратил факты и одобрил сфабрикованное обвинение. Следователь Волошин построил дело так, что все обвинения базировались на выдуманных, ложных посылках, домыслах и словах о том, что «мне стало известно» – без указания источника информации и его личного сиадетельства в судебном процессе.

Меня обвинили в том, что мне стало известно, о том, что в кафе сидит сотрудник милиции Ищенко, и я на него произвел нападение. Когда я спрашивал о том, от кого я это узнал, то ни следователь, ни судья не смогли на вопрос ответить и подтвердить истинность утверждений. Я им в глаза говорил, что это выдуманная ложь, нагло выдаваемая за правду. Но дело быстро передали после оформления следователю Вдовиченко С., и он мне объяснил, что следователь Волошин вышел на пенсию. Мне за взятку предлагали переквалифицировать уголовное дело на менее тяжкую статью 121 УК Украины. Потерпевший же пробыл на больничном 5 дней, а потом, уже на третий день, как мне рассказывали, жрал водку».


Скажем сразу, что, возможно, благодаря широкому освещению журналистами дела против Бережанского, оно развалилось в апелляционном суде дважды, и его вынуждены были отпустить из СИЗО на подписку о невыезде. Но дело до сих пор не закрыто и слушается в местном суде.

Следствие по-константиновски, или опасно переходить дорогу «ментам» и прокурорам

Самое страшное в жизни обычного гражданина Константиновки – перейти дорогу местным «кривоохранителям», тогда все – спасайся, кто может. Вот свидетельство двух женщин, матерей - жертв ментовско-прокурорского беспредела. Виталий Попов и Дмитрий Кармазин имели неосторожность стать на пути произвола местных беспредельщиков в погонах. И вот что из этого вышло…

Расказывает Валентина Попова.

«2 июля мой сын Виталий Попов был задержан работниками уголовного отдела – подозрение на покушение некоего гражданина Чернова С. На сына был наложен арест с содержанием под стражей. На момент задержания улик преступления не было, не выявлены они и при обыске в доме, где он проживал, о чем свидетельствует Протокол обыска от 10.07.2013 года.

А вот у сожительницы Чернова – Купиной Анны улики обнаружены были: окровавленная одежда – ее красная футболка и светло-серые шорты. Эту окровавленную одежду Анна оставила в чужом доме по ул. Украинской 201/2, переодевшись в чужую, которую открыто похитила у гражданки Медниковой Елены 30.06.2013 г. после покушения на Чернова Сергея, о чем имеются письменные показания последней на имя прокурора Донецкой области.

Однако Купина предоставила следствию «подставные» вещи. Бесполезны были мои обращения к следователю Константиновского горотдела милиции С. В. Козловскому с просьбой изъять окровавленные вещи Купиной А. из чужого дома, где она их оставила. Ведь при данном уголовном расследовании любая информация содержит доказательство. Ведется не следствие, а умышленное сокрытие истинных улик против Купиной А. А по отношению моему сыну в горотделе милиции последовала угроза: «сделаем ему укол, сфабриковав ему сердечную недостаточность или разрыв легких и мотивируя тем, что он туберкулезник…». Через доверенных лиц эта угроза в адрес моего сына была передана мне. На что я сразу среагировала, позвонив по телефону «горячей линии» в Кабинет Министров Украины. А через час я была уже в Донецкой областной прокуратуре с заявлением о беспределе и беззаконии в Константиновском горотделе милиции. Так как это не единичный случай расправы в этом горотделе.

В основу улик против Попова В. берутся показания А. Купиной, которая пытается уйти от уголовной ответственности, т.к. на момент покушении на ее сожителя Чернова С. у Купиной А. было уже уголовное дело – разбой с применением насилия и открытого ограбления. Купина – девица дюжих сил, при своем габаритном весе избила мужчину, отобрав у него веломашину. От него поступило заявление в милицию. Благодаря своему брату Купину Сергею и его куму Стах А., работающему в горотделе милиции, уголовное дело против Купиной было утаено. А ей вынесено легкое наказание – подписка о невыезде…

Купин Сергей (ее брат) считался крупным предпринимателем: металлобизнесс (по всей Украине); выработка и сбыт кирпича (подпольное предприятие); лесопилка и многие другие виды его деятельности. Некоторые предприятия документально оформлены на всю его родню, некоторые – действуют подпольно, т.к. за его спиной стоят те, кто приближен к его «кормушке», начиная с местных властей и выше… Именно Сергей Купин 29.06.2013 года вызвал из дому моего сына Виталия П. по мобильной связи для решения какого-то дела, организовав «попойку» по ул. Шевченко, 228.

Для своего сомнительного дела Купин пригласил еще одного человека, уплатив ему 200 грн. Но тот во время «шумихи» ускользнул. Но у Купина С. была еще «в запасе» одна кандидатура для решения своего дела – подвыпивший Попов В., которому, как указывает следственный судья В. В. Нейло (в постановлении от 08.07.2013 г. № 233/4960/13-к), Купина А. пожаловалась на своего сожителя Чернова С. О чем гласила жалоба Купиной, следственный судья «упустил из виду»? Попов В. откликнулся на просьбу Купиной поговорить с Черновым С., не зная истинных мотивов и намерений Купиных… По неофициальным данным целью «спланированного дела» для Купиных было любым путем забрать у Чернова С. нужные им документы.

Устроив конфликтную ситуацию, Купина умело выбрала момент и смогла нанести ранение ножом своему сожителю; в тот момент Попов В. курил на улице. А когда зашел в дом, увидел кровь на Чернове и стал оказывать ему посильную помощь. Купина в это время (со слов сына), смывала кровь с ножа. Куда она затем его дела, Попов В. не видел, занятый оказанием помощи. И чей был нож, не знает. Попов В. не мог покушаться на жизнь человека, т.к. в своей жизни дважды (рискуя нею) спасал двоих – своего школьного друга и работника милиции, которого пытались убить.

Об этом речь идет и в его характеристиках, выданных зав. общественного отдела горисполкома и с места его работы. Трудно в Константиновском горотделе милиции и прокуратуре отстаивать свои права, где деньги и положение (в частности Купина С.) правят Законом; а сам горотдел милиции «погряз» в криминале. Где из стен Константиновского горотдела милиции переведены в другие стены (на нары) в следственный изолятор № 6 города Артемовска: работник милиции Емеля; начальник (теперь бывший) Константиновского ОБНОН Андрей Сапожков (за незаконные обороты с наркотиками). Еще одна «сенсация по-константиновски» – арест начальника уголовного розыска С. Кибиц. А сколько несчастных, потухших «на нарах» Константиновского горотдела милиции, ушло в безвестность… И сколько ныне правящих беззаконием сотрудников горотдела, виновных в этих «грешках», до сих пор вершат судьбы других!

О «работе» горотдела милиции было немало критических журналистских публикаций. Об их «работе» говорят неоднократные акции протеста жителей города у стен горотдела милиции. Жители города высказывали недоверие «блюстителям беззакония» в милицейских мундирах, которых «крышует» Министр Внутренних Дел Виталий Захарченко – выходец из Константиновского горотдела милиции. О его «деянии вне Закона» писалось в газете «Остров» № 28 за 2013 год. Под надежной защитой горотдел милиции был и в Донецкой областной прокуратуре, где был зам. прокурора Донецкой области В. В. Лушер – тоже выходец из Константиновской прокуратуры. Ныне ушел на повышении в Киев. Так от кого нам с сыном ждать справедливости?

Следствие ведет молодой следователь С. В. Козловский. Не исключено, «по указанию свыше», т.к. умышленно скрывались от изъятия из чужого дома улики против Купиной Анны – ее окровавленные после покушения на своего сожителя Чернова вещи.

После того, как я пояснила следователю, где находятся окровавленные вещи Купиной, через 2 дня в этот дом нагрянули подосланные «наемники», с угрозой расправы забрали у Медниковой Е. (хозяйки дома) улики проьтив Купиной и чем-то облили их (похоже, медным купоросом), чтобы удалить на них кровь. Приметы их видел один из соседей. На плече одного их них наколка в виде тигра или льва (издали не видно) с раскрытой пастью, сам хозяин этой наколки невысокого роста, со стрижкой «ежик». Другой высокого роста, отсутствует левая рука. Приметы третьего не определить, т.к. стоял спиной. Так кто «заказчик» этих троих наемников: горотдел милиции или Купин Сергей со своей сестрой? И те и другие заинтересованы в сокрытии улик против Купиной А.

Нет уверенности, что горпрокуратура (прокурор Шиянь А. О.) займется прокурорским расследованием, т.к. со слов Купина Сергея (произнесены им на дне рождения у моего сына) звучала его похвальба о дружбе с прокурором города… Время покажет «позицию» прокуратуры».


Без улик, а только по сфабрикованным фактам, один – Попов В. – за решеткой. Другая – Купина А. – против которой очевидные улики – на свободе.

Заметим, что, по свидетельствам жителей города, Виталий в свои юные годы разогнал несколько наркопритонов в своем городе, за которыми стояла милиция. Позже глава местного ОБНОН попал за решетку, но зуб на Виталия у местных «кривоохранителей» остался, и вот одно за другим возбуждаются уголовные дела. Сейчас его жизни угрожает серьезная опасность.

Повесить дело на невиновного – тоже метод работы…

Не менее серьезные противоречия с местными «ментами» возникли и у Дмитрия Кармазина.

Его мать Галина рассказывает:

«Я – мать Кармазина Дмитрия Леонидовича, осужденного 15 февраля 2013 г. коллегией судей Константиновского горрайсуда Донецкой обл. в составе председательствующего суда Янюк Ю. Б., судий Рогожиной А. В., Чернецкого В. П. по статье п. 12 ч. 2 ст. 115 УК Украины к 15 годам лишения свободы. Считаю, что данный приговор является не законным и подлежит отмене в связи с существенными нарушениями УПК Украины. Так, в соответствии со ст. 334 УПК Украины (1960г.) и положения п. 17 Постановление пленума Верховного Суда Украины № 5 от 29.06.1990 г. «О выполнении Судами Украины законодательства и постановлений пленума Верховного Суда Украины относительно вопросов судебного рассмотрения уголовных дел и постановление приговоров» выводы суда относительно оценки доказательств подлежит изложить в приговоре в точных и категорических суждениях, которые исключали бы сомнения в том или ином доказательстве. Принятие одних и отклонение других доказательств судом должно быть мотивировано в соответствии со ст. 323 УПК Украины. Суд основывает приговор только на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседанию, где судья Янюк Ю. Б. целенаправленно отклонил все ходатайства, которые могли доказать невиновность моего сына в данном деле».

Приведем выдержку из приговора Дмитрию Кармазину. «12 октября 2011 года, примерно в 17 часов, подсудимые Кармазин Д.Л. и Евсюков А.В., находясь в состоянии алкогольного опьянения, пришли к месту проживания Крысенко Л.В. во двор домовладения № 32 по ул.Щорса г.Константиновка Донецкой области, чтобы продолжить употреблять спиртные напитки. В отсутствие Крысенко Л.В., который ушел из дому для приобретения алкогольных напитков, находясь во дворе указанного дома, Кармазин Д.Л. и Евсюков А.В. на веревке повесили котят, принадлежащих Кармазину Д.Л. Эти действия Кармазина Д.Л. и Евсюкова А.В. вызвали недовольство возвратившегося сюда Крысенко Л.В., из-за чего, в период времени с 17 часов до 19 часов, в процессе распития спиртных напитков, между Кармазиным Д.Л. и Евсюковым А.В. с одной стороны, и Крысенко Л.В. с другой стороны, возникла ссора. В ходе ссоры у Кармазина Д.Л. и Евсюкова А.В. сложились с Крысенко Л.В. неприязненные отношения, на почве которых у Кармазина Д.Л. возник умысел, направленный на убийство Крысенко Л.В.

В этот же день, примерно в период времени с 17 часов до 19 часов, реализуя свой преступный умысел, Кармазин Д.Л., действуя на почве возникших личных неприязненных отношений, будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь на пороге входной двери указанного выше дома, кулаком своей правой руки умышленно нанес удар Крысенко Л. В. в область лица, отчего тот упал спиной на пол коридора. Далее, Кармазин Д.Л. своими руками и ногами умышленно нанес не менее 30 ударов в жизненно важные органы Крысенко Л.В., а именно, не менее 10 ударов в область головы последнего, и не менее 20 ударов в область конечностей и грудной клетки Крысенко Л.В. После избиения Кармазиным Д.Л., Крысенко Л.В., пребывая в бессознательном состоянии в результате полученных телесных повреждений, оставался в коридоре дома № 32 по ул.Щорса г.Константиновка Донецкой области.

В это же время, находясь в указанном месте, Кармазин Д.Л. видя, что Крысенко Л.В. жив, вступил с Евсюковым А. В. в предварительный сговор, направленный на причинение смерти Крысенко Л.В., из-за личных неприязненных отношений, которые возникли между ними и Крысенко Л.В. в ходе ссоры. Действуя совместно и согласованно с Кармазиным Д.Л., Евсюков А.В. приискал орудие совершения преступления, срезав во дворе указанного домовладения веревку, с которой вошел в коридор дома, где привязал один конец веревки к трубе отопления, а на другом сделал петлю. Реализуя свой совместный преступный умысел, Кармазин Д.Л. умышленно продел голову Крысенко Л.В. в петлю, которую удерживал двумя руками Евсюков А.В., после чего Кармазин Д.Л, и Евсюков А.В. умышленно, по предварительному сговору группой лиц, с усилием надавили на тело Крысенко Л В,, е результате чего петля веревки затянулась на шее последнего.

В результате совместных преступных деяний подсудимых Кармазина Д.Л.. и Евсюкова А.В. потерпевшему Крысенко Л.В. были причинены: ушибленная рана лба справа, ушибленная рана лобно-теменной области слева, ссадины на коже лба, левой височной области, правой щеке, левой скуловой дуги, угла нижней челюсти слева, носа, закрытые переломы костей носа, переломы 2, 3, 6, 7, 8 ребер справа по средне-отдаленных последствий, психоорганический синдром, астенический вариант; в период времени, соответствующий инкриминируемому правонарушению, мог осознавать свои действия и руководить ими, не находился во временно-болезненном состоянии, лишающем его способности осознавать свои действия и руководить ими. В настоящее время он может осознавать свои действия и руководить ими, в применении принудительных мер медицинского характера не нуждается».

Все звучит очень трогательно. Уроды повесили котят, а бедный дяденька бросился их защищать, и в отместку его жестоко убили. Только, похоже, из всего этого правды не наберется и на один процент. Все высосано из пальца. Для того, чтобы засадить Дмитрия, и была придумана эта душераздирающая история. В ней правдиво лишь одно. Евсюков с Крысенко в процессе распития спиртных напитков поссорились, вследствие чего и был убит Крисенко. Кармазин на все время событий имеет полное и подтвержденное многими алиби. Но для того, чтобы его посадить, задержанный Евсюков был подвергнут пыткам и оговорил Дмитрия.

В нашем распоряжении имеется покаянное письмо Евсюкова, в котором он пишет: «Я неоднократно указывал, что на меня оказывалось давления физическое и моральное. Следователю Носову В.В я указывал, куда дел веревку, с помощью которой пытался скрыть преступление… меня заставили оговорить Кармазина Д.Л., что я и вынужден был сделать под пытками».

Фактически здесь Коллегия судей Константиновского горрайонного суда Донецкой области в составе: председательствующего судьи Янюка Ю.Б., судей Рогожиной А.В., Чернецкого В.А. с участием прокурора Машкова А.А. вынесла приговор – 15 лет заключения Дмитрию Кармазину за преступление, которое он не совершал. Сейчас идет затягивание с ознакомлениям Дмитрия с уголовным делом, дело не передается в апелляционный суд, а из него удивительным образом исчезают материалы, которые подтверждающие невиновность Кармазина. Не выдержав пыток, Евсюков А.В. оговорил Кармазина Д.Л. и сказал и подписал все, что ему продиктовал работник правоохранительных органов. Это признание Евсюкова имеется на диске аудиозаписи судебного процесса. Суд не принял во внимание данные в ходе судебного рассмотрения показания Евсюкова А. В. и не проверил их, мотивировав тем, что это – способ его защиты и не более.

Кстати, Евсюков пояснил суду, что он совершил убийство самостоятельно, в момент совершения преступления Кармазина не было с ним, так как он ушел в полдень и больше не возвращался. На очной ставке Евсюков А.В. сознался, что оговорил Кармазина Д.Л., но его вынудили это сделать работники милиции, применив при этом физическое насилия.

Дмитрию же и его защитнику перед апелляционным судом отказали в предоставлении всех материалов дела, особенно аудиозаписей. Апеляционный суд в связи с этим вернул повторно дело в Константиновку, обязав ознакомить защиту и осужденного со всеми материалами дела. Но снова повторяется старая история. Дело зависло, месяц шла задержка с ознакомлением, сейчас снова не предоставляются в полном объеме все материалы. Есть подозрение, что в деле не будет многих листов …

Не потому ли дело переделывается, что суд не принял во внимание показание свидетелей, которые оправдывают Кармазина Д. Л.? В частности:

– Свидетеля Кармазиной Г. П – с мотивировкой, что она является его матерью и заинтересована в его оправдании;

– Свидетеля Иванова В. Б о том, что он примерно 16 час 10 мин 12.10.2011 г. видел в сильном алкогольном состоянии свидетеля Доценко М. Б. (свидетельствовавшего против Кармазина), которого уводили (уносили) под руки соседи отец и сын Поповы. Поповы тоже были в состоянии алкогольного опьянения, но могли двигаться самостоятельно, и все вместе они находились возле двора дома Кармазинных;

– Свидетеля Таган А.А., которая показала, что она находилась 12.10.2011 г. с 17-00 до 21-00 по адресу, где проживал Кармазин Д.Л. и лично подтверждает, что в это время он находился дома, т.е. его алиби.

Зато были приняты во внимание показания свидетеля Доценко М. Б. (того самого, который на момент событий был в стельку пьян) о том, что по телефону ему звонил Кармазин и угрожал расправой, требуя дать в суде показания о том, что он не слышал голос сына вечером 12.10.2011 г. во дворе дома убитого Крысенко. Но звонить Дмитрий не мог, так как в это время уже был арестован. Интересно, что телефон на который Доценко якобы принял звонок, ранее был им… утерян! Об этом свидетельствует его соседка Попова Л. И. Проверить телефонные звонки Дмитрий предлагал следствию и суду, сделав запрос на МТВ оператору сотовой связи, но ему в данном ходатайстве, т.е. в элементарной проверке фактов, от которых зависело обвинение, было отказано.

Суд отказал и в таких ходатайствах:

– О вызове в суд Редченко О.А., которая сфабриковала, сфальсифицировала уголовное дело по обвинению в убийстве, так как могла быть выявлена искаженность и фальсификация доказательств уголовного дела.

– О проведении судебно-медицинской экспертизы, поскольку на бельевой веревке, на которой был якобы повешен Крысенко Л.В., не выявлено потожировых отпечатков ( выделений ) Кармазина Д. Л.;

– О проведении судебно-дактилоскопической экспертизы на дверном замке и на шкафу, который был сброшен на труп Крысенко Л.В., где должны были остаться отпечатки пальцев и потожировые выделения, доказывающие правоту обвинения;

– О проведении запроса гидрометеоцентра о погоде на 12.10.2011 г., так как свидетель Доценко М.Б. утверждает, что погода была ясная и он отчетливо слышал голоса, но, как подтверждает справка гирометеоцетра, в это время был дождь с грозой и слышать в эту погоду ни Доценко, ни кто другой ничего не могли. Запрос был сделан на метеоцентр нами самостоятельно. Но суд не счел нужным обратить внимание на такой абсурдный факт, как то, что в темное время суток (в октябре в 18 часов – полная темнота) свидетель Доценко М.Б. отправился под проливным дождем собирать орехи (!) и при этом он четко слышал голоса, ему не мешали ни дождь, ни гром. Полагаю, что нормальный человек в темноте и под проливным дождем не отправится собирать орехи. Такая сказка, рассказанная свидетелем Доценко, лишь подтверждает, что данный свидетель просто лжет. Кроме того, он в это время еще не мог выйти из того состояния – тяжелого алкогольного опьянения, в котором, согласно свидетельских показаний Иванова В.Б, находился;

– О проведении экспертизы голоса Дмитрия и голосов разных людей и судебного эксперимента для проверки того, что свидетель Доценко М. Б может четко определить голос Кармазина Д.Л.;

– Об ознакомлении Кармазина Д.Л. с материалами уголовного дела, так как следователь Носов И. И обманным путем взял с него расписку об ознакомлении с 4 томами уголовного дела, хотя он был ознакомлен только с двумя томами.

Кармазиным Д.Л. было подано ходатайство о просмотре видеозаписи т. к. он ее еще не видел, что нарушает его право на защиту. Так же имелись вопросы к обвиняемому Евсюкову А. В, который оговорил моего сына под давлением работников милиции».

Категория: Секреты Януковича и ПР | Просмотров: 447 | Добавил: Anubis | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Проверка тиц Яндекс.Метрика