Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Мир Политики

Пятница, 23.06.2017
Главная » 2013 » Сентябрь » 5 » Дело о гибели азовских рыбаков
20:51
Дело о гибели азовских рыбаков
С момента трагедии в Азовском море, когда погибли четверо наших земляков, прошло уже полтора месяца. Однако эта тема не сходит с телевизионных экранов, газетных полос и является предметом ожесточенных дебатов.

Такой интерес понятен. Во-первых, в нашем крае не было еще такой трагедии. Во-вторых, выживший член экипажа украинской лодки до сих пор находится в Ейске под подпиской о невыезде, несмотря на усилия общественности и даже украинских дипломатов вернуть его на родину. В-третьих, эта ситуация наложилась на очередной конфликт в украинско-российских отношениях, связанный с внешнеполитическим выбором руководства нашей страны. В – четвертых, в СМИ постоянно попадают новые подробности этого резонансного и весьма запутанного дела.

Что касается оценки действий участников трагического инцидента, то, насколько я понимаю, среди общественности сложилось две противоположные точки зрения. Одна часть, оплакивая гибель людей и сочувствуя родственникам погибших, возлагает вину в трагедии на российских пограничников, раздавивших украинскую лодку. Как крайний вариант позиции: клятые москали преднамеренно убили наших соотечественников. Кроме того, они недовольны позицией украинской власти, которая, по их мнению, недостаточно активно защищает соотечественника, попавшего в беду.

Другая сторона в большей или меньшей степени – на стороне пограничников соседнего государства, которые, по их мнению, стоят на страже своей границы и рыбных запасов Азовского моря, а также ведут борьбу с преступниками. «Так и нужно было поступать с браконьерами, которые всю рыбу уже выловили», - прямо заявляют некоторые из них. «Почему вы из преступников делаете героев?» - иногда спрашивают читатели, в первую очередь, пожилого возраста. А кое-кто говорит, что журналисты сознательно нагнетают антироссийскую истерию, участвуя в информационной войне против ближайшего соседа.

Фактически, если разобраться, весь этот спор можно свести к одной фразе: что важнее: человеческая жизнь или законный порядок? Весьма серьезный вопрос, если подумать, философский. Вот только, как мне кажется, в азовской трагедии не все так однозначно. И те, кто утверждает, что ненавистные москали потопили украинскую лодку из жажды крови, и те, кто уверен, что российские погранцы выполняли свой долг перед Отечеством, ловя браконьеров, по-моему, находятся в плену стереотипов.

Российские пограничники, как впрочем и наши, - не кровожадные чудовища, и не доблестные герои. Многие из них, как и представители других правоохранительных органов – «бизнесмены», использующие свое служебное положение для улучшения материального. Лично мне неоднократно доводилось слышать, почем нынче встретиться нашим браконьерам с российским погранкатером, и какова такса прохода украинским лодкам на «ту сторону». Для многих жителей побережья – не секрет, что Азовское море не первый год грабит международная мафия, во главе которой находятся люди с большими звездами на погонах. В частности, ходят рассказы о знаменитом ейском рыбинспекторе Васе Людоеде (это же надо заслужить такую кличку!), на которого батрачили две с лишним сотни украинских рыбаков. 

Кроме того эти самые люди в погонах чувствуют себя абсолютными хозяевами жизни, которым в отношении обычных людей дозволено если не все, то многое. Хотят – остановят любую лодку, найдут нарушения, а если их нет – могут что-нибудь придумать. И жаловаться бесполезно! Да и кому? Другим людям в форме? Поэтому, даже официальные по украинским законам рыбаки, стараются всеми силами избежать встречи с катерами береговой охраны соседнего государства, которые, к тому же, частенько охраняют российское побережье… рядом с украинским берегом.

Что же касается браконьеров, то и здесь все достаточно запутано. Большинство из них лезет в море не от хорошей жизни. Тем более, сегодня, когда в Приазовье найти работу удается далеко не каждому. 

Я скажу больше. Государство уже давно могло было свести к минимуму браконьерство как явление, если бы серьезно занималось воспроизведением запасов Азова, как это было при Союзе, и не менее серьезно вело борьбу с организаторами незаконного промысла. Но пока никто и не думает разрубить гордиев узел рыболовецких проблем, потому что вершина браконьерского айсберга подпирает потолки киевских кабинетов. Посередине этой «пищевой цепочки» находятся всевозможные «крыши» и представители надзирающих органов, а в самом низу – простые люди, которые «цедят море» буквально за гроши.

Кстати, все мы тоже входим в эту мафиозную структуру, потому что покупаем и едим эту рыбу, прекрасно осознавая, что на 99% она добыта незаконным путем. По сути, являемся скупщиками краденного. 

Даже правдолюбцы-правозащитники и приезжие журналисты из центральных каналов с удовольствием едят кровавую азовскую таранку, выловленную возле российского берега.


Так что в создавшейся ситуации следует говорить не о том, кто прав, а кто неправ. Вопрос, как мне кажется, лежит в другой плоскости - заслужили ли наши ребята такую участь? Если даже они и были браконьерами, если даже это так (хотя серьезные доказательства отсутствуют), то за это преступление не предусмотрена смерть. 

И еще один аспект: в любой спорной ситуации больше спрос с людей, состоящих на государственной службе. Потому что они выполняют функции державы, принимали присягу, и должны служить примером для «штатских» в соблюденит законности, гуманизме, уважении и соблюдении прав и свобод граждан, мирного разрешения пограничных споров, в частности (фраза взята из федерального закона «О пограничной службе в Российской Федерации»). Если наши ребята и были в чем-то виноваты, то они за свои действия ответили сверх меры – своей жизнью. А вот будут ли отвечать российские пограничники – огромный вопрос!

Теперь, если можно, немного о самом видео, наделавшем так много шума. Кратко напомню, что в нем показана погоня, в результате которой происходит столкновение катера и лодки, а заканчивается оно тем, что единственному выжившему украинцу бросают спасательный круг. События фиксируются с борта российского погранкатера, запись – любительская, достаточно плохого качества. На нем не видно ни долготы, ни широты, ни времени записи, невозможно установить ни номер лодки, за которым идет погоня, ни чем занимается ее экипаж. Но некоторые подробности поведения людей в погонах рассмотреть все же можно. И здесь возникает ряд вопросов.

1. Российские пограничники одеты явно не по форме, а точнее, они в футболках и шортах (а то и трусах). Это – несомненное нарушение правил несения пограничной службы. Стало ли оно одной из причин трагедии, судить не берусь. Но кем являются эти молодые люди, один из которых явно небритый, пограничниками или, допустим, пиратами, установить по их внешнему виду невозможно. Может, правда, в погранвойсках РФ сейчас можно так одеваться при выполнении боевых задач?

2. Судя по записи, пограничники устроили форменную охоту за лодкой, как за каким-то зверем. Адреналин – зашкаливает. Иногда слышны возбужденные возгласы «Дави их!», «Давай, еще пару раз, и п…да! Они уже с водой стоят!» Если это и не доказывает в полной мере, что целью российских пограничников было утопить лодку, то показывает, что правоохранители в азарте погони потеряли чувство реальности. А уж тем более забыли о принципах законности и гуманизма, указанных в их профильном законе.

3. Наконец, когда, маневрируя перед столкновением, лодка делает полукруг и ложится на встречный курс, обходя катер по левому борту, отчетливо видно, что катер доворачивает влево, нарушая п. 36. Правил плавания по внутренним водам Российской Федерации, в котором говорится: «Если два судна идут встречными курсами таким образом, что может возникнуть опасность столкновения, то каждое судно должно изменить курс вправо с тем, чтобы они могли разойтись левыми бортами». Вот это нарушение, произошло оно осознанно или нет, и стало одной из основных причин столкновения. 

4. На записи несколько раз слышна сирена и требования остановить плавсредство, но не слышно, от кого именно идет эта команда. Впрочем, экипаж украинской лодки не думает подчиняться командам, маневры лодки также являются опасными. Не имея возможности уйти от катера по прямой, она движется «восьмерками», пытаясь оторваться за счет маневренности.

5. Вызывает интерес и сама запись. Создается впечатление, что съемку ведет не член экипажа: сомнительно, чтобы кто-то из пограничников имел охоту снимать на видео свою службу (да еще и в малоприглядном виде). Кроме того, у оператора нет никаких обязанностей, связанных с несением службы. После ЧП, когда остальные выбегают на палубу, проверяют, нет ли пробоин в катере, готовят и бросают спасательный круг, он продолжает, как ни в чем ни бывало съемку, задав спустя некоторое время один вопрос: «А у нас нет пробоин?». Если это так, то как посторонний попал на катер, несущий пограничную службу?

6. Наконец, длительность записи значительно меньше длительности погони. Продолжительность видео, попавшего украинским журналистам – 11 минут 22 секунды. В то же время, как указано в рапорте об обнаружении признаков преступления от 18 июля 2013 года, составленного заместителем начальника отдела дознания и административной практики ИУ ФСБ России по Краснодарскому краю капитаном юстиции А.В. Сметанкиным, копия которого попала в распоряжение автора, катер российских пограничников заметил украинскую лодку в 18-10 по местному времени, а столкновение произошло в 18-28. Таким образом, преследование продолжалось 18 минут. Следовательно, запись, переданная украинским правоохранителям, которую потом опубликовали украинские СМИ, - неполная. Что происходило в эти почти семь минут преследования, которые не запечатлены в видео, приходится только догадываться. 

7. В чем причина погони? Как отмечает пресс-служба пограничного управления ФСБ России в Краснодарском крае, в том, что украинская лодка зашла в закрытый для плавания район. Действительно, между Ейском и косой Должанской есть закрытый район №763, так как там проводятся стрельбы. Однако здесь возникает вопрос пропорциональности применения силы. Если иностранное судно заходит в район, закрытый для плавания, то задачей пограничников является удалить его из этого района, а не устраивать гонки с криками «Дави их!» Но если даже пограничники хотели задержать украинских рыбаков, то все последующие события говорят только об одном, об их полной профессиональной непригодности. Задержание не проведено, судно затонуло, а вместе с ним погибли и четыре человека. В чем же тогда было такое серьезное нарушение, из-за которого погибли люди?

И, наконец, последний вопрос. Если в Азовском море до сих пор нет границы, то что здесь делают пограничники? Исходя из соответствующего договора между Украиной и Россией наше море является внутренним морем обеих стран. Случай уникальный и требующий особого режима его охраны. Или у каждой страны должна быть своя зона ответственности, или море должны охранять совместные межгосударственные структуры. Но на самом деле ничего этого нет. Правовой статус моря трактуется по-разному. Если для украинских пограничников обязательной является так называемая линия президента (по сути морская граница, проведенная в одностороннем порядке и не признаваемая другой стороной), то россияне трактуют договор абсолютно по-другому. Раз Азовское море является внутренними водами обеих стран, а конкретный смысл этого понятия не определен, то российская юрисдикция распространяется на все море. Поэтому российская береговая охрана может проверять все суда во всей акватории моря. Чем они, собственно, и занимаются. Но что же тогда остается Украине? Или сильный получает все, а слабый – только договор о дружбе?


Сергей Шведко, «Родное Приазовье»,

Категория: Украина: Актуально | Просмотров: 349 | Добавил: anubis | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Проверка тиц Яндекс.Метрика